Разделы:
Главная
Новости
Творчество
Информация
Публикации
Ссылки
Поиск
Общение
Отзывы

Проекты:
Нан Рамот
Оригами

Счетчики:






БардТоп

Copyleft ©
2002-2017 DarkEol


Люди о нем

Юрий Андреев

Более четверти века - целую жизнь - тому назад в кафе при Доме культуры пищевой промышленности, что расположен на улице Правды, 10, в Ленинграде, по первым понедельникам каждого месяца собирались самодеятельные поэты, исполняющие свои стихи на свои же мелодии под аккомпанимент гитары. Они показывали друг другу и друзьям свои песни, делились новинками, услышанными в походах, щло дружеское, откровенное - с шутками и веселым подкалыванием - обсуждение и разучивание песен всеми присутствующими, а их собиралось в те первые годы в каждый из песенных понедельников несколько десятков человек.
Что за атмосфера на тех вечерах царила? Лишь один характерный штрих: когда 12 апреля 1961 года Юрий Гагарин совершил первый в истории человечества полет в космос, единодушно было решено уже прочно сложившийся к той поре клуб поэтов песенников назвать по имени корабля "Восток"... Среди тех, чьи песни особенно часто звучали в кругу поэтов-единомышленников, были Борис Полоскин, Валентин Вихорев, Александр Городницкий, Евгений Клячкин. Несколько позже в их круг вошел добрым другом Юрий Кукин. Еще позже - Александр Дольский. А вообще, пожалуй, нет сколько-нибудь заметных в Советском Союзе бардов, которые не демонстрировали бы за прошедшие годы в "Востоке" свое искусство.
К 1965 году, когда стены малого кафе уже никак не могли вмещать всех желающих послушать самодеятельные или, как предложила их называть Ада Якушева, авторские песни, клуб получил большой зал под тысячу мест (а кафе осталось центром регулярных встреч клубного актива). Честь выступления на первом концерте первого годового абонемента была предоставлена Евгению Клячкину, инженеру, специалисту в области сейсмоустойчивых конструкций, и москвичу Александру Дулову, кандидату химических наук.
С тех пор, думаю, уже невозможно и подсчитать, сколько раз, в каких городах и каких аудиториях выступал Евгений Клячкин, ныне артист Ленконцерта, со своими песнями! И замечу: в аудиториях, всегда переполненных. Мне возразят: залы ломятся и там, где где выступают звезды современной эстрады, популярность певца доказывает лишь то, что он популярен... Да, конечно, но у авторской песни - своя аудитория! Ее приходят слушать не для развлечения, не для чувства расслабления и отдохновения от всех забот, как ходят на эстрадные концерты, ее слушают и поют ради утверждения "момента истины", то есть во имя прямого, честного, откровенного, искреннего суждения.
Суждения о мире, в котором мы живем, о его заботах и коллизиях, о человеке, его заботах и радостях. Евгений Клячкин так сформулировал свое кредо: "Эстрадные песни работают четко на то дело, для которого предназначены. Верить им не обязательно. С нашей песней - все наоборот. Она претендует на доверие, она обязана его вызывать. И если что-то не сработало, то это брак не только в нашей работе, но и внутри самого человека... Искренность - великий критерий. Можно где-то коряво сказать, неудачно, но если правду - все равно услышится. Это главное, на чем зиждется авторская песня. И еще - держится она на слушателе. На людях, для которых как живой глоток - думаь".
Он верно определил пафос, родовые черты авторской песни. Но помимо них в песне существует и личностное, каждый раз иное начало. Полагаю, с первых же гитарных тактов любой, даже самый неискушенный слушатель скажет, что сейчас прозвучит песня Булата Окуджавы, а сейчас - Владимира Высоцкого. Евгений Клячкин - яркий представитель ленинградской школы авторской песни с ее подчеркнутым вниманием к интеллектуальной стороне нашей духовной жизни, с высокой культурой, по традиции стоящей за плечами лучших из ее авторов-исполнителей. И вместе с тем в ряду ленинградских авторов он резко индивидуален, отличается "лица необщим выраженьем", его песни узнаются с первых же аккордов. Евгений Клячкин - до мозга костей современный горожанин, дитя большого города. Его творчество нервично подвижно, его метафоры, фактура его поэзии - из городской жизни, его духовная история - это история его города, героическая и трагическая одновременно. Он поет в "Возвращении" о своей матери:

Я помню год и месяц, даже день,
Твое лицо, сухое, как пустырь.
Из нас в живых остаться мог один,
И этот выбор совершила ты...

Он видит ход времени, он философичен:

Вот купейный мой вагон -
До начала целый поезд.
Как-то быстро все пропето -
Даже ахнуть не успел.
Ведь казалось - на роман.
Ну, по крайней мере, - повесть...
Восемь строчек, два куплета -
Вот и все, что было, спел.

Его мышление прихотливо-ассоциативно, но ассоциации его - из городской жизни, даже когда он поет об Олененке:

Что делать, малышь, мы похожи немного:
Я тоже дикарь, непривычный к рукам.
Мне тоже, себя донеся до порога,
Последнего шага не сделать никак...

Евгений Клячкин поет лучшие черты современного человека мужчины: он добр и видит прекрасное в детях, в женщине, в природе, в "братьях наших меньших" - в зверье; он гуманистичен, и он неуклонно тверд в своих светлых оценках жизни, уверенная надежда наполняет его драматически непростые лирические песни:

И пока над нами
Голубое пламя
Неизвестной, нас хронящей звезды, -
Будет, как и прежде,
Сердце греть надежда,
Унося нас далеко от беды.

Доброй дороги поэту, новых ему успехов на том непростом и благородном пути, которым столь решительно двинулся он еще на заре своей жизни!..

Юрий Андреев
доктор филологических наук,
член правления Союза писателей СССР