Разделы:
Главная
Новости
Творчество
Информация
Публикации
Ссылки
Поиск
Общение
Отзывы

Проекты:
Нан Рамот
Оригами

Счетчики:






БардТоп

Copyleft ©
2002-2017 DarkEol


Статьи/Интервью

Центральный еврейский ресурс 7:40 - "Шутка трагической песни"
Центральный еврейский ресурс 7:40, 28.11.2000

    Евгений Исаакович Клячкин родился 23.03.1934 г. в Ленинграде, скончался в Израиле 30.07.1994 г. В годы войны воспитывался в детском доме, в 1957 г. окончил Ленинградский инженерно-строительный институт. Работал инженером-проектировщиком. Песни писал на свои и чужие стихи; лауреат, член и председатель жюри множества конкурсов и фестивалей. Выступал как артист Ленконцерта и Росконцерта.
    В 1987 г. выпустил диск на фирме "Мелодия" с песнями на свои стихи, в 1990 г. - с песнями на стихи Иосифа Бродского. В апреле 1990 г. переехал жить в Израиль.
    Клячкин - один из самых заметных артистов в истории авторской песни, его сильный красивый голос многие годы звучал в концертных залах России и других стран. Этот человек рожден для сцены, контакт с залом был у него абсолютным, общаться с аудиторией в 1000 и более человек не составляло для него никакого труда, он легко находил общий язык с публикой во всех городах мира, где ему доводилось выступать.
    Клячкин - мастер как шуточной, "легкой", так и серьезной, трагической песни. Он никогда не забывал о своем военном детстве и о людях, отдававших ему последние силы. Им, незаметным героям, благодаря которым мир выжил, он посвятил ряд своих песен. Никто, пожалуй, не коснулся темы Ленинградской блокады с такой пронзительной силой, как Евгений Клячкин.
    Композиторский и исполнительский таланты сделали его одним из наиболее популярных бардов своего времени, а время его продолжалось с дебютных шагов в начале 60-х годов - до 1994 г.

Не гляди назад, не гляди,
лучше имена переставь.
Спят в твоих глазах, спят дожди,
ты не для меня их оставь.
Перевесь подальше ключи,
адрес поменяй, поменяй.
А теперь подольше молчи.
Это - для меня...
("Не гляди назад...")

Как непрочны двери
у страны доверья для того,
кто верит только в замки.
Значит, неизбежно
гасит нашу нежность,
нашу нежность - тяжесть чьей-то руки.
("Мокpый вальс")

Помнишь этот город,
вписанный в квадратик неба,
как белый островок на синем,
и странные углы косые?
Жаль одно: что я там был тогда, как будто не был...
("Псков")